Добро пожаловать!


А теперь идите отсюда, мы закрыты

Вверх страницы

Вниз страницы

Seven Kingdoms

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Seven Kingdoms » Летопись » Эпизод VI Свадьба в Королевской Гавани


Эпизод VI Свадьба в Королевской Гавани

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Место действия: Королевская Гавань.
Гости: Joffrey Baratheon, Margaery Tyrell, Jaime Lannister, Cersei Lannister, Tyrion Lannister, Oberyn Martell, Brienne of Tarth, Ellaria Sand.
Описание:
Женитесь, женитесь!
Плох тот посох, у которого на конце нет рога.

После невзгод, выпавших на Королевскую Гавань, вся столица пребывает в эйфории — Его Величество король женился! Официальная часть в септе окончена, и вся знать теперь гуляет на свадебном пиру. Но долго ли ещё будут пить за здоровье королевской четы благородные лорды и леди?

+4

2

Да будет свадьба!
Пусть все страдания мира забудутся сегодня и разобьются о ворота Королевской Гавани, здесь им не место, сейчас принято веселиться и гулять во славу короля и королевы, носитесь сами со своими извечными проблемами, они должны быть забыты.
Да будет свадьба!
Одно из самых ожидаемых и грандиозных событий последних времен, когда два дома породнятся и продолжат вести вперед королевство к светлому (как хотелось бы верить) будущему. И горе тому, кто вспомнит, что когда-то хотели все переиграть по-другому и породниться должны были совсем не эти дома. Тот, кто вспомнит об этом, будет приравнен к изменникам, а ведь все мы помним, что с ними делают, не так ли?
Королевская свадьба!
Это сложно назвать праздником любки и верности, сочетанием двух сердец. Вовсе нет. Просто очередной союз для укрепления сил, как часто случается в королевских семьях. И дай Семеро, чтобы муж и жена если не любили друг друга, то хотя бы благоразумно не стремились перерезать супругу или супруге глотку.
Свадьба!
Веселись, знать! Веселись, потому что ты еще не знаешь, что завтра даст тебе этот союз - убьет ли тебя полностью или благоволит твоему процветанию. А сегодня - веселись, сегодня все можно. Обсуждайте, простолюдины, только не сильно высовывайтесь из дома, а если и высовываете нос - то только чтобы оказать почтение молодой и прекрасной паре.
Несмотря ни на что - прекрасной.
В какой-то мере король Джоффри был благодарен судьбе и Совету за то, что он сочетался браком именно с Маргери. Произносить свадебные обеты ему удалось уверенно и практически искренне. Леди из дома Тирелл была для него самой подходящей партией. Она не была раздражающе сладкой или глупой, а умела находить во всем золотую середину. Лучшей супруги такому правителю было не отыскать.
Но церемония в септе с ее публичностью была окончена и теперь им предстоял еще свадебный пир, на котором уже не так пристально наблюдают за каждым твоим движением. Вот оно, веселье! Веселись, Королевская Гавань!
Веселится королевская Гавань, о чем-то разговаривают за столами именитые Дома, но король  лишь мрачно наблюдает за происходящим. Музыканты утомляют его, а веселящиеся вокруг гости, казалось, не замечают ничего дальше собственного носа. Даже королева не радует своим присутствием. Несколько золотых монет летят в сторону слишком скучных, по его мнению, артистов.
- Достаточно! Прочь! - его голос резко звучит среди общего шума и на мгновение воцаряется тишина. Раздраженный Джоффри опустился обратно. Монеты не причинили музыкантам никакого вреда и, казалось, что даже этот факт рассердил короля.

+6

3

От свадьбы племянника Тирион не ожидал ничего особо хорошего. Поглядев на напыщенную физиономию Джоффри, карлику подумалось, что навряд ли забавы типа пострелушек из арбалета по живым людям уступят в думах самовлюбленного недоросля в короне место чему-либо путному. С другой стороны, будущая супруга производила впечатление девушки способной скрутить в бараний рог строптивого супруга, несмотря на ангельскую внешность. При внимательном рассмотрении, Маргери оказалась весьма неглупой и целеустремленной особой и Тирион подозревал, что в итоге руководить королевством будет вовсе не дражайший племянник.
Когда карлик пробирался к столу через толпы оживленно гомонящего люда, про себя он отметил, что любители налопаться за чужой счет, слетаются на подобные пиршества, как мухи на отбросы. Иногда кто-то здоровался с Тирионом, однако это было весьма редко. Кто-то вовсе его не замечал, а кто-то делал вид, что не замечал. С тех пор, как карлик занимал пост Десницы, отношение окружающих весьма похолодало, однако это сейчас не особенно заботило Тириона. Он бросил взгляд на принца Оберина. Если зрение не подвело карлика, то Красного Змея более интересовали полуобнаженные танцовщицы и вино, чем сама церемония. Впрочем, спорить с принцем дорнийским в этом вопросе, Тирион не собирался. Его и самого более всего пока что занимало поглощение вина и еды. И то и другое было отменного вкуса. Тиреллы не поскупились и щедро оплатили пиршество. Сидящая рядом с карликом Санса Старк явно тяготилась обстановкой пиршества. Карлик весьма отдаленно представлял, какие чувства могут владеть его супругой в столь теплой компании. Время от времени, Тирион поглядывал на все более тоскливую физиономию племянника. Заметно было, что король тяготится отсутствием возможности стрельнуть в кого-нибудь или совершить подобный подвиг. В отличие от его величества, Маргери с видимым удовольствием слушала игру музыкантов. Однако, долго такое положение дел продолжаться не могло, ибо далее степень уныния племянника, видимо, превысила все мыслимые пределы и музицирующие бедолаги уже вынуждены были уворачиваться от монет, летящих в них со скоростью выпущенной из арбалета стрелы. Тирион скептически оценил меткость короля и подумал о том, что Джоффри еще стоит потренироваться в деле попадания в живую мишень, а его супруге придется привыкать к подобным сюрпризам в их будущей совместной жизни. С такой мудрой мыслью, карлик подтянул поближе кубок с вином. Заметив, что унылость на лице племянника вновь достигла заметной степени, Тирион осушил кубок и сделал знак Подрику. Тот мгновенно подсунул под нос королю здоровенную книгу в кожаном переплете, богато украшенную позолотой. Как и следовало ожидать, его величество несколько оторопело уставился на свадебный подарок, ибо тяга к знаниям никогда особо не терзала его разум.
Карлик подошел к Джоффри и подавив ухмылку, торжественно пояснил, что сие есть книга о житии четырех королей, каковую книгу будет небесполезно прочесть каждому правителю. Украдкой Тирион понаблюдал за реакцией властительного Десницы и мамы короля. Те, насколько можно было судить, отнеслись к подарку благосклонно. После этого важного дела, Тирион вежливо склонил голову в поклоне и вернулся к своему бокалу с чувством выполненного долга.

Отредактировано Tyrion Lannister (2014-09-06 23:18:42)

+7

4

Кажется, все шло довольно гладко. По крайней мере, сир Джейме Ланнистер Цареубийца всерьез надеялся, что успел предусмотреть практически все.
Позади возвышения, на котором были устроены места для королевской семьи, как старой, так и новоиспеченной, маячили Бейлон Сванн и Меррин Трант со скучающей рожей. К счастью, Джейме уже успели кое-что порассказать про Меррина Транта и про то, с каким рвением тот исполнял все без исключения прихоти короля. На правах отца, между прочим, Джейме полагалось называть его королевскую милость малолетним зверенышем, однако, будучи в первую очередь королевским гвардейцем, он предпочитал помалкивать и делать выводы. Похоже, Санса Старк, не замеченная в умении быстро забывать, тоже чувствовала себя не в своей тарелке в обществе, с позволения сказать, сира Меррина, который в охотку чесал о нее кулаки. Джейме даже втайне надеялся, что Тирион, с его-то природным красноречием, будет вполне себе способен отвлечь молодую жену от тягостных мыслей. А заодно и порадоваться вместе с ней, что это не она сидит сейчас по правую руку от короля.
Борос Блаунт то и дело мелькал в толпе, с важной физиономией изучая пробегающих мимо слуг с подносами. Совершенно, между прочим, абсурдный человечек не на своем месте. Джейме пришел в ярость, узнав о том, за что сир Борос Блаунт был лишен белого плаща, равно как и о том, каким образом он снова оказался в рядах Королевской Гвардии. Вероятно, Серсея была не в себе. Надо будет намекнуть ей, что сделанную ошибку не мешало бы и исправить. Все неприятности в первую очередь оттого, что Джейме не позволили самому выбирать себе людей. Проследив взглядом за Боросом, Джейме отвернулся было от помоста, однако встретился взглядами с Серсеей.
Вот кого явно не веселило происходящее вокруг. Джоффри хоть и дулся на что-то, но дулся деланно, словно желая показать, что своим присутствием здесь он оказывает всем собравшимся великую милость. Серсея же не смотрела ни на сына, ни на подошедшего к королю Тириона, ни, в особенности, на Маргери. Дай ей только волю, и она заявит во всеуслышание, что Королевская Гавань слишком рано сбрасывает ее со счетов.
Между прочим, церемония уже закончилась, точно шепнул кто-то ему на ухо. Можно подойти, пригласить королеву, скажем, на два слова, увести ее туда, где их никто не станет искать, хотя бы и в башню Белый Меч, все равно там нет сейчас никого, обнять ее, бросить на ложе, сорвать с нее платье... Белый шерстяной плащ у него на плечах стал как будто тяжелее, придавливая его к земле. Она нипочем не согласится, как и в прошлый раз, и в позапрошлый.
Джейме так задумался, что не заметил, как пробегавшая мимо служанка, чем-то напоминавшая потаскуху Пиа из Харренхолла, не рассчитала и впечаталась в него вместе с подносом; под ноги ему покатились крупные красные яблоки.
- Ой... простите, сир... милорд, - девушка торопливо завозилась у него под ногами, собирая разбросанные фрукты.
- Ничего, - Джейме присел, настолько, насколько это возможно было сделать в доспехах, подобрал яблоко и выпрямился, задумчиво вертя его в пальцах левой руки.

+4

5

Последняя неделя прошла в такой суете, с которой не могли сравниться даже предсвадебные хлопоты в Хайгардене, когда Маргери еще ходила в невестах совсем другого короля... Но теперешние заботы никак не могли сравниться с теми, что были. Тиреллы не пожалели средств ни на что, только бы их Маргери вышла замуж в обстановке, приличествующей ее новому титулу. На пиру гостей поражало обилие и роскошь подаваемых блюд, а количество знатных гостей даже не подлежало счету.
Молодая королева сидела на самом почетном месте, рядом с супругом, и с самой счастливой улыбкой принимала поздравления и комплименты. Чуть поодаль, за столом для ближайшей родни новой королевской четы, среди кузин, кузенов, дядюшек, тетушек и прочих Тиреллов, сидела крохотная старушка с хитрым взглядом. Но когда старая женщина ловила взгляд Маргери, ее глаза теплели, а на губах появлялась улыбка. И Маргери в этот момент отчаянно хотелось, чтоб между ней и бабушкой не было этих нескольких метров начищенных полов. В воздухе звенела музыка и носился аромат осенних роз и лилий, но сквозь эти запахи благоденствия и покоя юной королеве отчего-то чудился еще один: едва уловимый и тонкий, но едкий и вкрадчивый, это был запах чего-то недоброго и опасного. Маргери гнала прочь от себя дурные мысли, ведь сегодня ее день и ее праздник. Она улыбалась легко и искренне, ведь королеве полагается быть прекрасной и счастливой в день своей свадьбы.
Она произнесла свои клятвы и голос ее не дрогнул, ведь с этой минуты она - королева. Снова королева. Она вышла из септы рука об руку с Джоффри и народ приветствовал их радостными криками. И когда им под ноги полетели цветы, Маргери шепнула на ухо королю:
- Улыбайтесь, Ваше Величество. Сегодня вы - их герой.
Когда официальная часть была окончена, королевская чета и приглашенные гости последовали на пир в стенах Красного замка. От обилия высоких гостей рябило в глазах, но Маргери держалась уверенно и ничем не выдала своего волнения. Перед помостом, который соорудили специально для них с Джоффри, то и дело появлялись лучшие музыканты и артисты Семи Королевств. Королева с удовольствием слушала и их песни и похвалу своей красоте и мудрости своего супруга. Что до мудрости, то Джоффри, увы, еще не мог похвастаться ее наличием, а многие песни и правда были на редкость хороши. Король, однако, ее мнения не разделял и музыка не приносила ему ровно никакого удовольствия, как и свадебные дары.
Дядюшка короля всего минуту назад преподнес Джоффри роскошную книгу, а Его Величество все так же не нашел ни слова благодарности. Лицо короля выдавало разочарование и желая сгладить неловкость ситуации, Маргери сама обратилась к Тириону:
- Благодарим вас за этот чудесный дар, милорд. Лучшего труда, который следовало бы прочесть каждому владыке просто не существует. Я и сама с удовольствием ознакомлюсь с ним - я думаю, там найдется много полезного и для королев.

+6

6

Оберин наклонился за очередной ягодой винограда, не сводя глаз с карлика. Он находил младшего сына Тайвина занимательным, куда занимательней красующихся друг перед другом гостей и этого скучного свадебного пиршества.
Тирион Ланнистер замер перед столом короля и королевы. Хорошенькая дочь Мейса восхищалась подарками и что-то возбужденно щебетала поглядывающему на кувшин с янтарным вином Бесу, ее новоиспеченный супруг даже не пытался скрыть обуявшей его скуки.
За Мастером над монетой к молодым подошли леди и лорды Простора.
- Что король получит от тебя? – Эллария легко коснулась его запястья, заставив принца отвлечься от своих мыслей. Горячие нежные пальцы.
- Вино здесь слишком сладкое, слова так и сочатся лестью. Этому празднику, определенно, не хватает специй.
Оберин улыбнулся, подавая ей виноград. Тем временем лорды и леди, завершив долгую прелюдию, вручили свои подарки королю и поспешили откланяться.
Тянуть дальше было некуда.

- Ваше Величество,  - поднявшись со своего месте, Оберин быстро приблизился к трону, на котором восседал Джоффри, следом за пышными гостями.
- Даже в Дорне наслышаны о вашем благородстве и великих подвигах, - Эллария, замершая по правую руку от своего любовника, с опасением взглянула на него. Ее пальцы осторожно сжали плечо принца, но Оберин продолжил с самым невозмутимым видом, – Несмотря на свою юность, вы смогли не только выиграть битву на Черноводной, но и одним махом завершить войну, избавившись от мятежных северян.
Красная Свадьба. Тайвин Ланнистер, до того равнодушно разглядывавший изящную кованую шкатулку, поставленную перед Джоффри, оторвался от подарка и поднял свои бледно-зеленые глаза на принца. Оберин не без удовольствия отметил, как лорд Кастерли Рок изменился в лице.
- Наконец Вестерос обрел короля, которого заслуживал, - мудрого, как Бейлор Благословенный, и опасного, как песчаный скорпион.
Наклонившись, он одним движением распахнул шкатулку. Королева-регент вздрогнула, опасаясь худшего, но ее страхи вскоре рассеялись, стоило ей заглянуть вовнутрь. На алой шелковой подушке лежала пряжка червонного золота – скорпион, изогнувший свой хвост перед атакой.
Король, которого заслуживает Вестерос. Оберин усмехнулся.

+7

7

Свадьба первенца и выскочки из Тиреллов (именно так и никак иначе называла порой Серсея юную Маргери) наступила слишком быстро и внезапно. Королева-регент надеялась, что подготовка будет идти очень и очень долго. По правде говоря, женщина вообще надеялась, что не будет ни предпраздничных хлопот, ни, что разумеется, самого праздника. Но сейчас она сидела именно на свадебном торжестве, и пора бы уже было это принять.

Наверное, каждая мать волнуется, когда её сын, старший, что более важно, сын вяжет себя узами, более серьёзными, чем, быть может, все клятвы и обещания в целом, со своей дамой. Но что если сия дама сердца так неприятна матери? Серсею, возможно, следовало бы упрекнуть в излишней паранойе или какой другой вещи пострашнее, но она всем своим нутром чувствовала, что эта девица опасна. Джоффри мог быть от неё без ума, в конце концов, его не так уж и сложно провести, когда знаешь подход (а новоиспечённая королева знала, в этом не было сомнений), но дочь Тайвина не обманешь. Маргери ещё изрядно попьёт королевской крови, а он, убаюканный её речами, даже не заметит. Была бы рядом она, Серсея Ланнистер... Но, увы, всё подходит к концу не всегда в то время, когда нам того хочется. С сегодняшнего дня её можно было назвать кем угодно, но только не королевой.

Странно осознавать, что ты стареешь. Вроде и не замечаешь этого. Вино на вкус такое же, как и пять, и десять лет назад, шёлк также приятно ласкает кожу. А ещё будто вчера она сама поднималась по ступеням септы к Роберту Баратеону, а после люди веселились на их пире, на их празднике.

Как же, чёрт возьми, это было давно...

Серсея отхлебнула из кубка.

Нет, она предполагала, что когда-нибудь её сын женится, возляжет на ложе со своей королевой, возможно, воспитает своих принцев и принцесс, однако не подобную Маргери Ланнистерша видела подле первенца. Её бы устроила кроткая и покорная Санса, которая была бы, скорее, больше для вида, для рождения наследников при дворе, чем действительно королевой. Но Старк теперь сидит рядом с Тирионом, мерзким младшим братцем, а вскоре и Серсею отправят подальше от Королевской Гавани.

Вино закончилось. Женщина нервно дёрнула кубком, подзывая слугу. Тёмно-красная жидкость звонко ударялась о стенки, журча, и если бы слуга вовремя не отнял штоф от чаши, вино бы точно забрызгало платье. Как раз на этом моменте Серсея вскинула голову и посмотрела на Джейме, безошибочно находя того в толпе. Ланнистер тоже смотрел на неё. Поспешно отводя взгляд, она горько усмехнулась себе под нос. Ей сейчас точно хотелось быть не здесь, но никто ничего не мог поделать. И ничьей виной это не было. Это боги слишком к ней жестоки. Впрочем, боги на то и боги, чтобы быть жестокими. Кажется, она сама это говорила давным давно. Нет смысла их винить. А пока... дорогу молодым!

+7

8

Лорас слышал музыкантов краем уха, хоть и сидел достаточно близко. Вообще, ему казалось, что на свадьбе он присутствует лишь частично. Настолько сильно его занимали очень невесёлые мысли: "Моя сестра выходит замуж. Выходит замуж за избалованного мальчишку". На непритязательный взгляд Тирелла, его сестра действительно выглядела старше нового короля, что создавало у юного рыцаря ощущение неправильности всего происходящего. Будто, это не настоящая свадьба, а театральная постановка. Музыка играла, пиршество и развлечения были в самом разгаре, только вот неправильно  всё это было.
Рыцарь Цветов отпил ещё вина и вгляделся в происходящее снова. И оно снова его не радовало. Король-ребёнок и цветущая королева, семья жениха, сидевшая с такими лицами, будто они задумали что-то неладное, веселящиеся гости, скучающий Оберин.
Подумав о последнем, Лорас тихо выругался и чтобы хоть как-то снять напряжение, поправил белый плащ.
Чувства самого рыцаря были не менее противоречивы, чем новобрачные.
Узнав о свадьбе, он чрезвычайно обрадовался, что теперь он сможет оберегать свою сестру, которая, наконец-то, получит действительно то, чего она заслуживает. А чуть позже, Тирелл подумал о том, что ему было весьма жаль, что его сюда пригласили, да ещё бабушка обязала подарить подарки... Да, это было совсем некстати, но спорить не приходилось. Королева Шипов не допускала ошибок, а каждый её шаг был идеально выверен, так, что у Лораса просто не оставалось выхода.
Вместе с несколькими людьми, он пересёк часть зала и встал на одно колено перед своим королём. Золотые кудри закрыли лицо юноши, а белый плащ струился, словно свежий снег.
- Дом Тиреллов, так же поздравляет вас с этим знаменательным днём свадьбы, - проговорил сир Лорас, - и я прошу вас, принять наши скромные дары.
Рыцарь Цветов встал с колена и взял из рук слуги небольшую коробочку, которую открыв, протянул Маргери.
- Дорогая сестра, я счастлив преподнести тебе наше фамильное украшение, которое многие поколения носили женщины нашей семьи.
В коробочке было ожерелье, выполненное в виде небольших роз и зелёных зазубренных листочков. Оно было столь изящным и лёгким, что, казалось, оно соткано из цветного тумана.
- Это дар, достойный королевы, - на этих словах голос рыцаря чуть дрогнул.
Потом, он взял из рук другого слуги меч в тёмных ножнах, крашеных золотыми розами.
- Это клинок, выкованный лучшими нашими кузнецами. Острый, как клык дикого зверя и лёгкий, как перо птицы. Это подарок для вас, Ваше Величество. Меч, достойный короля.
"Только не тебя, мальчишка Баратеон. Оруженосец сира Родерика говорил о том, что тебя побила девчёнка. Младшая дочь почившего Старка. Если ты проигрываешь кому-то для кого фехтование - это развлечение, то я, думаю, что никакой меч тебя не спасёт".

Отредактировано Loras Tyrell (2014-09-28 01:16:42)

+6

9

Устроители пира не поскупились на то, чтобы сделать королевскую свадьбу как можно более пышной и шикарной. Увесистые цветочные гирлянды обвивали дворцовые стены, а на громадном пиршественном столе было собрано такое изобилие яств, что и вообразить невозможно. По крайней мере в Винтерфелле таких угощений не готовили, да и фрукты, украшающие стол, были настоящей диковиной для северянки. Играла музыка, и гибкие, чувственные, изящно одетые  танцовщицы  очаровывали присутствующих своей красотой и грацией. Красота, великолепие, торжество победителей, непрекращающийся праздник жизни… Только Санса на этом празднике была чужой, не так давно познав на собственном опыте обратную сторону этой роскоши и пышности. Да, чисто внешне она занимала при дворе достойное место – новоявленная родственница правящего короля, жена одного из самых влиятельных людей при дворе… чисто внешне. А по сути… и муж не муж, да и сама она, несмотря на свою красоту, была далеко не украшением дворца, а дочерью изменника, разменной монетой в игре более сильных, ловких и оборотистых персон. Таких, как Тайвин Ланнистер и его семейство… Если бы Винтерфелл не был таким лакомым кусочком для этой стаи жадных псов, от нее бы уже давно избавились, и страшно подумать как…
Казнь отца стала для нее четкой гранью, рубежом,  разделившим всю ее жизнь на «до» и «после». «До» было беззаботным детством, простой и незатейливой жизнью в глуши, где никто не думал об интригах и предательстве, и все проблемы решали верный меч, тугой лук и верная рука находившихся рядом с ней достойных рыцарей Севера. Потом – краткая, сиюминутная ослепляющая вспышка. Королевская Гавань… прекрасная, манящая и порочная. Мечта, казавшаяся такой близкой – какая девочка не мечтала быть принцессой и жить в королевском дворце? А дальше – роковой удар меча, который лишил жизни лорда Винтерфелла и рассек надвое судьбу его старшей дочери. Роскошь стала для Сансы наказанием и мукой, а казавшаяся светлой и беспечной жизнь во дворце обернулась неволей, мучениями. Такова уж, видно, ее судьба. Удел Маргери – царствовать и блистать, удел Сансы – томиться в плену,  страдать от безысходности, и метаться по золоченой клетке как раненый зверь, выросший в дикой природе.
А новая королева была неописуемо хороша. Свадебный наряд подчеркивал юную красоту Маргери, которой, в общем-то не нужна была оправа червлёным золотом и самоцветами, такая девушка, как она, смотрелась бы ослепительно и в простом домашнем платье в далеком замке где-нибудь на севере… А еще – Маргери была словно рождена для трона. Гордая осанка, высоко поднятая голова, истинный аристократизм без тени высокомерия и жеманства… в общем, маленькой северяночке было до нее далеко.
Веселье било ключом. Гости поздравляли новобрачных, восхищались красотой невесты, преподносили все новые и новые подарки… вот и брат Маргери, Лорас Тиррелл. Санса вспомнила, как увидела этого человека впервые. То было на турнире. Лорас Тиррелл преподнес прекрасной деве розу, а позже свалил наземь непобедимого Клигана по прозвищу Гора, что едва не стоило жизни брату Маргери… как давно все это было, и как тогда была счастлива Санса, как она любила всех, кто ее окружал!
Ожерелье, подаренное Маргери, было божественно прекрасным. Когда невеста примерила его, то казалось, на ее нежной шее вспыхнули розовые и зеленые огоньки. Мысль о том, что эта прелесть эффектно смотрелась бы на ней, Сансе, с ее рыжими волосами, была отброшена в сторону, едва придя в голову. И Санса искренне радовалась за чудесную девушку… пусть Джоффри будет с ней ласков и вежлив, и никогда ее не обижает!
Жаль, что бабушка Маргери сидела довольно-таки далеко от Сансы, а ведь бывшая невеста Джоффри так хотела поделиться с кем-нибудь, как хороша юная королева. Говорить об этом с мужем не хотелось - девушка понимала, что Тирион оказался весьма неплохим человеком (насколько это возможно для Ланнистера), но все еще инстинктивно его побаивалась... его очень уж цепкого ума и острого языка.

+6

10

Раздражающие его музыканты, наконец, ушли, что, видимо, не очень понравилось его дражайшей супруге. Раздражающая скучная музыка сменилась некрасивой перечеркнутой шрамом физиономией не менее раздарающего дяди Тириона. Подарок на свадьбу заставил белесые брови короля Джоффри изумленно поползти вверх. Подлый полумужистый дядюшка остался, видимо, весьма довольный этим фактом. Король искоса взглянул на его удаляющуюся спину, внутренне усмехаясь тому прекрасному "сюрпризу", который он придерживал до поры до времени для потехи гостей.
Ты еще дорого заплатишь за это, дорогой дядюшка.
Видимо, он выглядел мрачно и глупо, раз королева решила ответить вперед его. Лицо Джоффри чуть смягчилось, когда Маргери ответила Тириону, но впредь он решил, что предупредит ее о том, что не стоит проявлять инициативу столь часто.
- Как вы правы, моя королева. - он даже слегка улыбнулся своей прекрасной супруге, которая, несмотря ни на что, все же смогла вытащить его из этой ситуации.
следуя примеру полумужа, к ним потянулись гости с подарками. На некоторые вещи король смотрел с восторгом, как мальчишка, отмечая их, следуя примеру королевы, другие замечала Маргери, а король выдавливал из себя слова благодарности, раздумывая, насколько ему наскучили некоторые кислые физиономии, которые пришли сюда ради формальности или чтобы напиться.
Дорнийский принц казался опасным хищником, не зря же его кто-то прозвал змеем. Его слова могли бы показаться двусмысленными королеве, но не королю. Джоффри с большим удовольствием слушал про то, какой он молодец и без всякой опаски взглянул в открывшуюся шкатулку.
- Подарок, достойный короля. - церемонно ответил он Оберину. - Благодарю за столь щедрый дар, принц. Я буду с честью носить его, как напоминание о благородном доме. - король поднял кубок с вином.
Кажется, дед говорил о том, что потенциальных врагов надо держать к себе ближе всех? Впрочем, какая разница, если подарок столь шикарен.
Остальные не удостоились столь пристального внимания, лишь короткой благодарности и кивков головы, королева была куда как более красноречива. Подарок со стороны невесты стоило отметить особо, поэтому король и в этот раз решил не скупиться на комплименты, хотя подаренный меч блистал только своей красотой, а королю больше нравилось оружие из валирийской стали, которое было уникально в своем роде, а сир Лорас был столь же красив, как его сестра и... Столь же красив и все.
- Щедрость вашей семьи не знает границ, как и роскошь этих подарков. Они поистине прекрасны, примите нашу благодарность.
Оказывается, принимать подарки - это самая приятная часть праздничного банкета, но Джоффри почувствовал усталость после всех этих формальных любезностей, к тому же вино слегка расслабило его и сделало чуть веселее. Душа требовала еще выпивки и развлечений.
- Моя королева не желает сказать что-нибудь гостям?

+6

11

Бриенна отвели место на дальнем конце стола, рядом с представителями мелких вассальных домой. Будучи девочкой, она изучала и историю Вестеросса и гербы, но так и не смогла вспомнить, каким домам принадлежат соседствующие с ней за столом гости.
Сама она решила в очередной раз наплевать на условности и оделась не как дама, а как рыцарь, хотя и знала, что для придворных сплетников это станет лишним поводом похихикать
При моей внешности, в чем я не появись, насмешек все равно не миную, а в мужской одежде я хотя бы чувствовать себя буду увереннее.
Ее синий дублет был подпоясан красивым наборным поясом и украшен эмблемой дома Тартов с розовыми и лазурными квадратами. Но даже в привычном мужском костюме ей было неуютно среди такого скопления людей. Она почти не ела, хотя блюда следовали одно за другим в ошеломляющем изобилии, сопровождаемые потоком вина и эля. С места, где она сидела, почти не было слышно речей, которые произносили знатные гости, подходившие по очереди к королевскому столу, но сидящих с ней рядом, это не огорчало. Рыцари охотно подпитывали радость вином, а дамы без умолка болтали. А она маленькими глотками отпивала вино из серебреного кубка и исподлобья осматривала зал.
Юная королева с милой улыбкой что-то говорила очередному гостю, преподнесшему молодым подарок, а ее новоиспеченный супруг, сидел со скучающе-надменным лицом. Если то, что она слышала о Джоффри Баратеоне правда, то Вестероссу достался не лучший король. Джоффри упивается своей жестокостью и безнаказанностью, позабыв и о гневе богов и о гневе людей, которых не стоит унижать понапрасну.
Сколько из пришедших на королевскую свадьбу желали бы смерти королю?
Радостно улыбающаяся Маргери Тирелл была великолепна в зеленом платье, но Бриенне подумалось, что вдове Ренли больше пристало появиться на торжестве в цвета Баратеонов: золото с черным. А тут еще один из певцов исполнял балладу о Ренли, вернувшемся в мир живых, чтобы защитить страну от своего брата. У Бриенны невольно навернулись слезы.
Ренли, Ренли, кажется, совсем еще недавно он веселился на собственной свадьбе.
Она повела глазами дальше по залу, отыскивая среди множества лиц то, которое ей нужно. Вот у самого королевского помоста семейство Тиреллов, тоже одетое в зеленые цвета своего дома. Лорас Тирелл, застыл над тарелкой с отсутствующим видом, похоже ему тоже не очень весело на королевской свадьбе.
Может быть, и он сейчас вспоминает о другой свадьбе, так же как минуту назад вспомнила я.
С другой стороны помоста усадили дорнийцев. Бриенна мгновение наблюдала, как дорнийский принц что-то нашептывал на ухо своей возлюбленной. Южные гости выглядели экзотично, одетые в яркие шелка и подпоясанные широкими поясами, а бросаемые на них любопытные и не всегда дружелюбные взгляды их ничуть не смущали. 
Блуждающий по залу взгляд добрался до стола, за которым сидела мать короля.
Те же точеные черты, что у брата, лишь чуть смягченные женственностью, та же грация, присущая  представителям рода львов, те же золотые локоны падают водопадом на спину. И та же что и у сына капризно-раздраженная гримаса.
Серсея тоже обводила взором зал, сверкая надменными изумрудами глаз. Бриенне показалось, что взгляд львицы мазну и по ее лицу, задержавшись на нем на долю секунды дольше, чем на лицах других.
Юная королева столь хороша, что затмила всех дам в этом зале, - в очередной раз пропел один из гостей.
Что бы ответила Серсея Ланнистер, услышав сказанное? Возможно, заявила бы, что ее рано списывать со счетов.
Бриенна наконец, нашла то лицо, которое искала. Печальная рыжеволосая девушка рядом со смешным карликом. Санса Старк. За время, прошедшее с освобождения из темницы она так и не смогла поговорить с дочерью леди Кейтилин. Санса почти все время проводила в отведенных ей и ее мужу покоях, куда Бриенна не решилась прийти. Но в том, что на празднике две гостьи завели беседу не усмотрят ничего подозрительного. Бриенна поднялась со своего места и направилась к столу, за которым сидела Санса. Шагая через весь зал, она смотрела только на девушку и едва не налетела на Джейме. Все в той же форме Королевской гвардии, с золотой рукой, бледный, со впалыми щеками, тот молча проводил ее пристальным встревоженным взглядом.
Похоже, он опасается какой-то глупой выходки с моей стороны.
Мысль вызывала странную смесь благодарности и досады одновременно.
– Милорд, миледи, – Бриенна коротко приветственно поклонилась, привлекая к себе внимание. Брови маленького человечка удивленно взметнулись, однако он ответил таким же вежливым полупоклоном. Санса подняла от тарелки глаза и вымученно улыбнулась.
У нее и вправду такие же синие глаза, как у матери.
Бриенну кольнула острая жалость. Она всего лишь девочка, оставшаяся сиротой, ставшая разменной монетой в игре людей стремящихся к власти.
- Миледи, я сожалею о гибели вашей матери и вашего брата. Примите мои соболезнования. Я была знакома и с леди Кейтилин и с Роббом Старком, если у вас будет желание послушать о моих встречах с ними я буду рада рассказать. -
Это было, пожалуй, и все, что сейчас Бриенна могла себе позволить сказать девушке. И надеялась, что сказанное послужит поводом для дальнейших встреч, уж в более уединенном месте, где можно будет поговорить откровенно.

Отредактировано Brienne of Tarth (2014-10-08 17:12:34)

+5

12

Казалось, что важнейшая свадьба королевства, должна была сплотить всех в едином порыве радости и веры в грядущее светлое будущее, тем более, что все ужасы недавней войны, казалось, минули навсегда. Но всеобъемлющего счастья на лицах гостей королева не видела. И дело было, конечно, не только в дорнийцах, чьи взгляды, бросаемые на их новую государыню, далеко не всегда были доброжелательны. Еще бы - ведь мало того, что на троне теперь сидит дочь столь ненавистного им дома, да и не случись Роберту Баратеону поднять мятеж, то корону бы носила сестра Красного Змея - принцесса Элия. И конечно, совсем не кислая мина королевы-матери, все еще прекрасной золотоволосой Серсеи, внушала опасения Маргери. Куда больше ее волновало то, что Вестерос получает отнюдь не лучшего короля, чьи жестокие порывы так трудно держать в узде и чем, в сущности, и придется заняться ей, если она хочет стать действительно хорошей королевой своему народу. Об этом ей говорила бабушка и Маргери, будучи хорошей внучкой, внимала этим словам, стараясь сохранить их в своей памяти надолго. Юная королева вновь отыскала в толпе бабушку и поймав ее ободряющий кивок головы ощутила ее поддержку и обратилась теперь уже к своим прямым обязанностям героини сегодняшнего торжества - приему поздравлений.
Самым знатным лордам Семи Королевств предстояло сегодня поздравить короля и выразить почтение своей новой государыне и Маргери с самой очаровательной и радушной улыбкой обращалась к каждому родовитому гостю, что преподносил ей с супругом драгоценные дары.
- Ой, он точно, как живой! - восхитилась королева, любуясь тем, как играют лучи солнца на золотом панцире скорпиона. - Ваш край, принц Оберин, лучшее доказательство тому, что даже в безмятежных мертвых песках может скрываться нечто, несущее смерть.
Девушка украдкой взглянула на примолкнувших дорнийцев.
- Надеюсь, что мы всегда сможем рассчитывать на мощь дорнийских копий.
Джоффри подарок пришелся по душе и у Маргери отлегло от сердца: недавняя заварушка со встречей дорнийской делегации, кажется, осталась позади. Прочие дары король принимал также благосклонно, но без энтузиазма. В его глазах вновь вспыхнул огонек интереса только тогда, когда пришло время ее семьи дарить подарки. Не было ничего удивительного в том, что именно Лорас, стройный и гибкий, в сияющем белизной плаще, подошел к ним, чтобы поздравить королевскую чету от имени дома Тирелл. С лучезарной улыбкой Маргери протянула брату руку для поцелуя и с удовольствием подумала о том, что теперь она и Лорас уж точно будут неразлучны, ведь прямая обязанность белого гвардейца - хранить покой своей королевы. От Тиреллов Джоффри получил в дар меч, а в ладони Маргери легла небольшая изящная шкатулка. Королева открыла ее и ахнула: на бархатной подушечке покоилось невероятной красоты ожерелье, которое прежде Маргери видела лишь на портретах своих бабушек. И, как всякая совсем еще юная девушка, королева не смогла устоять пред желанием немедленно примерить свой подарок.
- Благодарю тебя, милый брат, - она сжала руки Лораса своими, - Тебя и всю нашу семью.
Король между тем, почти осушил свой кубок.
- С большим удовольствием, государь.
Королева поднялась из-за стола и к ней моментально подскочил мальчик-виночерпий, дабы наполнить ее бокал вином.
- Я хочу поблагодарить всех, кто пришел сегодня разделить нашу с Его Величеством радость. Многие из вас ради этого проделали долгий путь и мы рады видеть вас здесь, в столице. Я надеюсь, что вы не будете разочарованы нашим праздником и вам по душе придутся и красоты города, и песни, и угощение. Но я хотела бы в минуту своего торжества вспомнить и о тех, кого сегодня здесь нет. - голос Маргери дрогнул, - Да, я говорю о тех, кто отдал свою жизнь на полях сражений недавней войны, чтобы мы с вами могли пировать здесь сегодня. Я говорю о их женах и детях и просто о бедняках, которые в связи с последними бедами, обрушившимися на всех нас, лишились последних крох...
Голос королевы обретал силу с каждым словом и звучал по-девичьи звонко и по-королевски уверенно.
- Поэтому я хотела бы, чтоб все остатки от сегодняшнего пиршества были розданы нуждающимся. Пусть и они пируют в честь своего Государя. Ваше Величество, ведь вы же не согласны со мною?

+7

13

Санса несколько смутилась, когда необычного вида незнакомка заговорила с ней. Эта молодая женщина отличалась от других гостей не только тем, что одета была по-мужски, но и своим поистине огромным ростом. Почти великанша, широкая в плечах, крепкая и мускулистая, похожая на воительниц из любимых ею романов, богатырски сложенных дев, которые побеждали лучших рыцарей, вели войска и выигрывали сражения. Такие женщины-воины в книгах бывали как добрыми, так и злыми, но в незнакомке, несмотря на ее грозный и суровый вид, было что-то располагающее к доверию. Она смотрела прямо и обращалась к ней напрямую, без потайных мыслей, а светлые глаза ее были честными. Она была не похожа ни на королеву Серсею, ни на ее приближенных, такие люди, как эта воительница, никогда не лгут. Они выше этого и разрешают любые споры не интригами, а честным поединком. Как и Старки. Которых почти не осталось…
К тому же она знала ее погибших родных, и наверняка сражалась на стороне Робба, так и не ставшего по-настоящему королем свободного Севера.
- Здесь даже у стен есть уши, миледи, - взволнованно проговорила девушка. Слишком свежа и болезненна была ее рана, и слишком многие в этом зале ненавидели Старков и называли ее за глаза «дочерью предателя». Был ли таким Тирион Ланнистер? Сложно сказать… он непростой человек, и при всем своем вполне доброжелательном отношении к супруге явно ведет свою игру. И играет он не на стороне выживших родственников казненного Эддарда Старка, это ясно...
И в то же время сейчас ей захотелось поговорить с этой женщиной о своих родных, расспросить ее как следует, поделиться своим несчастьем и болью, которую она носит в себе с того самого дня, когда роковой удар меча рассек ее судьбу. Тиреллы – хорошие, замечательные люди, но все же Маргери предстояло стать женой Джоффри и делать вид, что поддерживает его политику. А прибывшая была, судя по всему, союзницей Робба…
- Мне бы хотелось поговорить с вами с глазу на глаз, - продолжила Санса. – Но удобно ли, допустимо ли будет сейчас покинуть зал на какое-то время?
В глубине души она надеялась, что ей удастся проскользнуть из зала в более безопасное место незамеченной, и Тирион не выдаст ее. Не такая она важная птица на торжестве… к тому же, отставная невеста короля вполне может почувствовать недомогание на празднике, героиней которого едва не стала, будучи вытеснена более ловкой и удачливой претенденткой на трон. 
Она умоляюще посмотрела на мужа, чувствуя, что он поймет…
- Мне нездоровится, и я вынуждена покинуть вас на какое-то время… Меня проводит леди… - Санса запнулась, не зная, как назвать союзницу Старков. Ведь незнакомка еще не представилась, и Санса не знала ее имени.

Отредактировано Sansa Stark (2014-10-12 14:07:18)

+3

14

Определенно, стратегия "Не знаешь, что сказать самому - дай слово королеве" была очень даже рабочей, поскольку у Маргери речь явно складывалась и нравилась подданным. Джоффри оставалось только улыбаться и смотреть на жену, изредка кивая, тем более что половину ее речи он пропустил мимо ушей, когда был увлечен кубком с вином. Определенно, ее речь имела успех и самые разнообразные чувства отразились на лицах гостей. Услышав последнюю фразу о том, что простолюдины смогут хотя бы вечер питаться как короли, Джоффри заметно сморщил нос, но фраза "в честь нашего государя" сгладила неприглядный эффект и король Вестероса снова заулыбался.
- Речь, достойная истинной королевы Вестероса! И ваше пожелание вполне разумно и несомненно будет одобрено. Поднимем кубки в честь короля и королевы!
Нестройный гул голосов, поддерживающий супружескую пару, реки вина и снова расслабленность от всей обстановки. Джоффри на какое-то время отвлекся от происходящего и переключился на приносимые блюда, пока Галейон из Нью воспевал хвалебные песни в честь Ланнистеров. В его песне было семьдесят семь куплетов и если бы король не был уже слегка пьян, он бы поступил с ним, как с певцами, в которых швырнул золотом.
Остальные гости, почувствовав, что самая торжественная часть с поклонами и речами прошла, а пришла пора развлекательная, тоже позволили себе расслабиться. Некоторые инциденты вроде уснувшего мейстера, проспавшего танцовщиц с Летних островов, или же драки между гостями, которых бдительные золотые плащи вывели из зала, были ничтожно мелкими по сравнению с масштабами пира.
Король, уже изрядно захмелев, решил, что пришло время и ему представить свой "подарок" для гостей. Встав из-за стола и хлопнув в ладоши, привлекая внимание пирующих, Джоффри громким хмельным голосом крикнул:
- Дорогие гости, встречайте моих королевских бойцов!
Этот "сюрприз" готовился больше для "дорогого" дяди  Тириона и для увеселения самого короля, нежели для других и сейчас Джоффри в предвкушении наблюдал за реакцией "любимого" дяди. Золотые плащи распахнули дверь и в зал выехали двое карликов в раскрашеных деревянных доспехах - один из них ехал на большой собаке, а второй - на громадной пятнистой свинье. В руках они с традом держали щиты по величине едва ли не больше их самих, и громадные копья. Один, весь в золоте, имел на щите черного оленя, другой, облаченный в серые и белые цвета, — волка. Такие же эмблемы несли на себе их скакуны.
Зал буквально взрывался от хохота. Джоффри, задыхаясь от смеха, наблюдал за тем, как всадники остановились поприветствовать короля. Волчий рыцарь уронил свой щит и нагнулся за ним, а олений уронил копье ему на спину, заставляя волчьего рыцаря свалиться со свиньи. Копье волчьего рыцаря угодило противнику в голову и олений карлик тоже оказался на полу. После веселой суматохи, когда они оба сначала сели на собаку, а затем перепутали щиты, скакунов и сели задом наперед, "рыцари" разъехались по разным углам и стали сходиться в поединке. Волчий рыцарь попал копьем в шлем оленьего и снес ему голову, которая полетела по воздуху и хлопнулась на колений лорду Джайлсу. Обезглавленный карлик бестолково носился размахивая руками и пугая гостей. Лорд Джайлс извлек из разбитого шлема расквашенную дыню заставляя гостей вновь зайтись в приступе хохота.
- Они прекрасны, не правда ли? - поинтересовался умирающий от смеха Джоффри у королевы.
Рацари в это время, обмениваясь оскорблениями вовсе не на возвышенном валирийском, собрались было съехаться снова, но тут собака сбросила своего седока и вскочила на свинью. Хавронья подняла визг, гости схватились за бока, олений рыцарь, в свою очередь, вскочил верхом на волчьего, спустил свои деревянные штаны и стал совершать рьяные телодвижения над тыльной частью своего врага.
— Сдаюсь, сдаюсь, — вопил нижний карлик. — Добрый сир, спрячьте свой меч!
— Спрячу, если ты перестанешь дрыгать ножнами! — ответил верхний, к общему веселью.
Новый приступ смеха скрутил Джоффри и невыпитое вино выливалось у него через ноздри.
Победитель! — неожиданно вскричал король. — У нас есть победитель! — Зал начал понемногу утихать, а карлики, наконец, расцепились
Но это не настоящий победитель, — продолжал Джоффри. — Настоящий должен побить всех, кто пожелает с ним сразиться. - Король взобрался на стол.
— Есть ли еще кто-то, кто может победить маленького рыцаря... Дядя!
Мгновение - и все взгляды обращены к Тириону.
Ну как тебе мой подарочек, дорогой дядюшка? Принимай!
- Надеюсь, ты сможешь защитить честь моего королевства? Можешь сесть на свинью!

+6

15

"Благодарность" короля за подаренную книгу карлика вовсе не удивила. Зато весьма заинтересованной подарком выглядела леди Тирелл. Тирион почему-то и не сомневался, что пользы от подаренной им книги больше будет для Маргери, чем для любимого племянника. Тот бы скорее растопил ею камин или придумал еще какое-нибудь достойное своего государственного ума применение. Где-то вдалеке карлик заметил Джейме. Братец переживал сейчас явно не самые лучшие времена, но ему по крайней мере не приходилось торчать за столом на виду у всех и сдерживая отрыжку с благопристойным видом внимать речам Джофа. Сестрица по-прежнему уделяла изрядное внимание бокалу, изредка с благосклонной улыбкой взирая по сторонам. Поздравительная речь Оберина, восхваляющая отвагу Джоффри при Черноводной заставила Тириона криво ухмыльнуться и почесать шрам. Хотя король, видимо, принял поздравление за чистую монету и внимал словам Мартелла весьма благосклонно.
Единственным, что хоть как-то сглаживало впечатление от разнузданных выходок короля, и напоминало, что все присутствующие находятся на торжественном пиршестве, было поведение леди Тирелл. Слова Маргери про смерть в ответной речи Мартеллу заставили изрядно понервничать дорнийцев, как заметил карлик. А слова, обращенные к беднякам, наверняка принесут будущей королеве немалую популярность среди простого люда.
С некоторым удивлением карлик встретил появление возле стола Бриенны из Тарта. Хотя ее слова, обращенные к Сансе были, похоже, сказаны от души. Неудивительно, что лицо девушки, казалось, несколько просветлело. Последовавшие за этим слова Сансы вызвали у карлика сочувствие. Тирион и сам бы с радостью покинул застолье вместе с супругой, но исчезнуть сейчас пожалуй было бы слишком.
-Конечно. Я полагаю, наш король не будет слишком расстроен. Тем более, он сейчас более увлечен другими вещами-Тирион бросил взгляд на племянника, принимающего поздравления. Гнусная ухмылка Джоффри свидетельствовала о том, что племянник задумал какую-то пакость.
Как выяснилось, ожидания Тириона были не лишены оснований. Идиотское представление карликов повергло Тириона в глубочайшее уныние. Украдкой окинув взглядом гостей, карлик заметил, что лица многих из них, особенно сира Лораса да и будущей супруги короля, выражали нечто, весьма далекое от восторга. Тирион от души надеялся, что Санса уже далеко и не видит этот жуткий номер. Карлик отметил про себя изобретательность Джофа. Далеко не каждый смог бы затеять представление столь редкостного уровня идиотизма в день собственной свадьбы. Лишь дорогая сестрица Серсея одобрительно улыбалась, созерцая происходящее. Хотя определить, что больше влияет на ее настроение: одобрение действиям Джоффри или количество поглощаемого вина было сложно.
К счастью, выступление наконец завершилось, но только карлик потянулся за вином, дабы смягчить тяжкие впечатления от выступления, как дорогой племянник решил, что самое время выдать очередную шутку.
Вспомнив невероятную храбрость, проявленную самим Джоффри в решающий момент битвы на Черноводной, Тирион постарался сдержаться, встав со стула и кисло улыбнувшись.
-Что Вы, Ваша Милость. Куда мне в защитники королевства. Я полагаю, что Вы и сами можете вновь явить нам свою отвагу на поле брани и показать, как Вы завоевали этот трон.- Карлик сделал драматичную паузу. -А я лично, как очевидец, вновь засвидетельствую храбрость истинного короля. Но я бы на Вашем месте был осторожен и не поворачивался задом к этому парню.- Карлик кивнул на "оленьего рыцаря". -Пиршество может превратится в трагедию, если наш храбрый король лишится чести еще перед первой брачной ночью.- Тирион завершил свою речь и уселся обратно на стул, надеясь, что любимый племянник наконец угомонится и оствит его в покое.

Отредактировано Tyrion Lannister (2014-10-22 23:36:55)

+7

16

Есть много раздражающий вещей, но больше всего раздражаешься, когда твои тщательно спланированные ожидания не оправдываются, а поворачиваются совсем не в ту сторону, в то время как у другого все получается. Самовлюбленный Джоффри не смог простить дядюшке такой откровенный выпад в свою сторону. Улыбка слетела с лица короля.
- Что ты сказал? - его голос вовсе не был похож на львиное рычание, скорее, сейчас он звучал как рассерженное змеиное шипение. Кулаки подвыпишего короля сжались, вокруг была такая тишина, что, казалось, муха не могла пролететь незамеченной.
- Ты смеешь смеяться над королем, дядя? - кажется, алкоголь вызывал в нем вторую стадию, когда безудержное веселье перерастает в жуткое раздражение, а при вспыльчивости Джоффри этот переход произошел довольно быстро. Плюс ко всему вспомнились прочие обиды, когда бесцеремонный дядя опускал его ниже земляных червей или давал пощечину в Винтерфелле или отпускал едкие замечания, которые уязвляли его гордость. Король покачнулся и едва не упал со стола, но устоял на ногах и неловко прыгнул вперед, оказавшись перед столом молодоженов.
- Подать мне чашу вина, - его голос неожиданно стал громким и чуть высоким, когда Джоффри стал срываться на нетрезвую истерику. С видимой опаской слуга подал ему требуемое и король нетвердой походкой приблизился к источнику своей ненависти. Остального мира для него как будто не существовало, все сузилось только на злобном, страшном полумуже. Подняв чашу повыше, король обрушил водопад вина на голову карлика. Тяжелая чаша выпала из его рук, гулко ударившись об стол.
- Отведай-ка королевской милости. - его голос все еще дрожал от едва сдерживаемой злобы.

+5

17

Скривившаяся от злости рожа Джофа стала для Тириона сущим бальзамом для сердца. Этот момент служил хотя бы слабым, но утешением для карлика, вынужденного торчать за столом в окружении любимого семейства и выслушивать потоки лести и вранья, да любоваться реакцией дорогого племянника, вместо того, чтобы упиться вином в компании пары-тройки шлюх. Хотя пожалуй, именно сейчас Тириону было не до шлюх, но все равно можно было найти себе занятие и поинтереснее, чем это. В ответ на вопрошающее шипение племянника, карлик сунул в рот кусок кабаньего мяса, приготовленного в изысканном соусе и задвигал челюстями. Тирион разочарованно вздохнул, когда падение короля со стола не состоялось, запил мясо и с досадой отвел взгляд от племянника, приближающегося к нему с грацией, достойной мейстера Пицеля в приступе геморроя. Пожалуй, лучшим в данной ситуации, было постараться не замечать или сделать вид, что не замечаешь Его пьяное Величество и надеяться, что Джоффри наконец уймется или еще лучше, свернет себе шею, споткнувшись. Последний вариант, как подумалось Тириону, подошел бы как нельзя кстати.
Ощутив первые капли жидкости, льющиеся на голову, карлик замер от неожиданности, чуть не подавившись. Тирион до последнего предполагал, что у Джофа в голове победит либо то небольшое количество здравого смысла, которое там еще осталось, либо вино, которое предотвратит дальнейшие безобразия короля. Однако из двух возможных вариантов развития событий произошел третий. Дальнейшее оцепенение Тириона было связано с тем, что королевский дядя стоически сжав челюсти, боролся со вспышкой гнева. Велик был соблазн надавать паршивцу по шее или отхлестать по щекам столько раз, сколько струек вина сейчас течет по лицу...Однако карлик отчетливо осознавал, что случится после этого. Папаша Тайвин, а также ждущая малейшего повода любимая сестренка Серсея сживут карлика со свету и будет это весьма пренеприятно. А посему приходилось терпеть, уставившись в стол. Как бы подчеркивая воцарившуюся вокруг тишину, рядом об стол грохнулась опустевшая чаша. Тирион провел рукой по лицу, вытирая вино и поднял взгляд.
Рядом все еще торчал видимо торжествующий от собственной изобретательности Джоффри.
-Не каждый день меня умывают столь чудесным вином.-Изрек карлик, сунув палец в рот. Тирион изо всех сил старался говорить спокойным голосом и кажется это вышло довольно неплохо. Он еще найдет способ отплатить любимому племяннику. А сейчас оставалось надеяться, что дражайшие родственники внемлют гласу благоразумия и если сам король не прекратит устраивать посмешище из собственной свадьбы, то его мама или дед уймут наконец разгулявшегося сосунка.
Джофф с ехидством ну или выражением, которое долженствовало обозначать ехидство, ответил, что винный дождь был вовсе не умыванием, но карлик предпочел пропустить эти слова мимо ушей. Однако следущую фразу из уст короля проигнорировать не удалось. Теперь любимый племянник возжелал, чтобы Тирион побыл виночерпием и наполнил вином опустевший вследствие изливания на голову карлика кубок Его Милости. Тирион помедлил мгновение и ощущая, что взгляды всех гостей устремлены на него, с каменным лицом выполнил просьбу Джоффри, от души надеясь, что ухмыляющийся венценосец подавится, однако случившееся превзошло все ожидания. Запив вином кусок свадебного торта, Джофф видимо решил высказать еще пару ласковых слов в адрес дядюшки, как вдруг закашлялся на полуслове. Карлик настороженно поглядел на племянника, несколько удивившись столь скорому осуществлению своей маленькой мечты. Взгляды сидящих за столом также устремились на короля, не перестающего кашлять. Тот сделал еще глоток вина, видимо стараясь унять кашель, взялся рукой за грудь, сделал пару неуверенных шагов и рухнул на пол, задыхаясь. Первым возле Джоффри оказался Джейме, затем Серсея, однако несмотря на их старания, лучше Его Милости не становилось. Насколько мог видеть Тирион, лицо короля посерело, а носом пошла кровь. У карлика промелькнула запоздалая догадка и оглянувшись, он нашел взглядом упавший из рук короля кубок. Произошедшее все еще не до конца укладывалось в голове, однако дело принимало дурной оборот. Подняв кубок, Тирион  заметил что взгляды всех присутствующих устремлены на него. В следущее мгновение карлик заметил, что на него же указует перст задыхающегося короля, как будто обвиняя в случившемся. Кажется, это был последний поступок Джоффри в этом мире...

Отредактировано Tyrion Lannister (2014-12-14 18:53:40)

+1


Вы здесь » Seven Kingdoms » Летопись » Эпизод VI Свадьба в Королевской Гавани